×

Когда суд должен отменить обеспечительные меры?

Буквальное толкование закона в судебной практике порождает ее противоречивость

В силу ч. 1 ст. 97 АПК РФ обеспечение иска по ходатайству лица, участвующего в деле, может быть отменено арбитражным судом, рассматривающим спор. В соответствии с п. 22 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» ответчик, иные лица, участвующие в деле (ч. 1 ст. 97 АПК), а также лица, чьи права и интересы в результате применения обеспечительных мер нарушены (ст. 42), после получения определения арбитражного суда о применении обеспечительных мер вправе обратиться с ходатайством об их отмене в суд, их применивший, в порядке, предусмотренном ст. 97 Кодекса, представив по существу примененных мер объяснения, на основании которых суд повторно проверяет наличие оснований, установленных ч. 2 ст. 90 АПК, и оценивает отношения на соответствие критериям, указанным в п. 10 постановления.

Судебная практика свидетельствует: отказывая в удовлетворении заявления об отмене обеспечительных мер, суды ссылаются на то, что основания, при наличии которых такие меры могут быть отменены, законом не предусмотрены и данный вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела.

Однако представляется, что из анализа правовых норм, регулирующих порядок и основания применения обеспечительных мер, следует, что в некоторых случаях суд должен отменить ранее принятые обеспечительные меры.

Первое: при удовлетворении искового заявления.

Согласно ч. 4 ст. 96 АПК в случае удовлетворения иска обеспечительные меры действуют до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу.

Из буквального толкования данной нормы вытекает, что обеспечительные меры продолжают свое действие до фактического исполнения судебного акта. Соответственно, юридическим фактом, прекращающим действие обеспечительных мер, должен являться факт исполнения решения суда, который может подтверждаться, например постановлением судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства с указанием на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе (ч. 3 ст. 47 Закона об исполнительном производстве).

Применение данной нормы на практике не вызывает сложностей: обеспечительные меры отменяются судом по заявлению заинтересованного лица при представлении соответствующих доказательств.

  • Определение Верховного Суда РФ от 10 декабря 2021 г. № 306-ЭС18-22043 по делу № А65-35230/2017: «Суд первой инстанции, руководствуясь статьей 97 АПК РФ, разъяснениями, приведенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 55 “О применении арбитражными судами обеспечительных мер”, установив, что решение суда по настоящему делу исполнено, спорное нежилое помещение приведено в первоначальное состояние, пришел к выводу о наличии оснований для отмены принятых определением 10.11.2017 обеспечительных мер, поскольку основания, послужившие причиной принятия обеспечительных мер отпали, необходимости в сохранении этих мер не имеется»;
  • постановление АС Волго-Вятского округа от 28 апреля 2022 г. № Ф01-1701/2022 по делу № А31-13748/2018: «Как установлено судом, в соответствии с частью 1 статьи 180 АПК РФ определение Арбитражного суда Костромской области от 06.04.2021 вступило в законную силу 01.11.2021 и было исполнено ˂…˃ 28.10.2021, что подтверждается представленным в материалы дела платежным поручением № 9 от 28.10.2021 ˂…˃ Поскольку обеспечительные меры носят временный характер, принимаются судом до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу, суды пришли к верному выводу о наличии оснований для отмены принятых в отношении ˂…˃ обеспечительных мер».

Однако если судебный акт не создает для ответчика каких-либо обязанностей и направлен лишь на установление законности, а удовлетворенные требования относятся к правоустанавливающим, суды не всегда одинаково определяют момент отмены обеспечительных мер.

В некоторых случаях правоприменительная практика исходит из достаточности оснований для отмены ранее принятых обеспечительных мер при вступлении в законную силу судебного акта, которым были удовлетворены правоустанавливающие требования истца:

  • постановление Второго ААС от 10 февраля 2020 г. № 02АП-11460/2019 по делу № А28-10586/2018: «Поскольку вступившим в законную силу судебным актом решение общего собрания по третьему вопросу повестки в части первой формулировки признано недействительным и признано принятым решение по указанному вопросу повестки дня согласно второй формулировке, основания, послужившие причиной принятия указанных выше мер по обеспечению иска, отпали, в этой связи, основания для сохранения обеспечительных мер отсутствуют ˂…˃ судебные акты по настоящему делу направлены лишь на установление законности принятого решения общего собрания акционеров. Судебные акты являются обязательными для ответчика, его органов управления, акционеров по разрешенным вопросам и не требуют возбуждения исполнительного производства для их принудительного исполнения»;
  • постановление Восьмого ААС от 5 мая 2016 г. № 08АП-2285/2016 по делу № А70-455/2015: «Поскольку решение (судебный акт) по настоящему делу не предусматривает внесение каких-либо изменений в сведения о юридическом лице – ООО “Агроснаб Тобольский”; решение суда не является обязывающим совершать ответчика определенные действия в порядке, предусмотренным нормами статьи 174 АПК РФ, то есть фактическое исполнение решения суда от 08.04.2015, которым закончено рассмотрение настоящего дела по существу, не обусловлено сохранением действия принятых определением суда от 27.01.2015 обеспечительных мер».

Аналогичные выводы содержатся в постановлениях Четвертого ААС от 7 февраля 2020 г. № 04АП-7618/2019 по делу № А19-15817/2019 и Третьего ААС от 4 июля 2014 г. по делу № А33-6307/2012.

Тем не менее в рамках дела № А32-3470/2021 по иску о признании решения единственного акционера ничтожным после вступления в силу решения суда об удовлетворении исковых требований суд указал, что заявление об отмене мер, запрещающих вносить изменения в ЕГРЮЛ в отношении единоличного исполнительного органа, не содержит новых обстоятельств, направленных на сохранение существующего положения сторон и обеспечение балансов интересов заинтересованных лиц.

Читайте также
«Знала и могла»: о возврате налогов при обвинении в «дроблении бизнеса»
Установил ли ВС новый подход к определению последствий недобросовестности?
01 ноября 2021 Мнения

Постановлением АС Северо-Кавказского округа от 23 ноября 2021 г. по делу № А32-2470/2021 было отказано в отмене обеспечительных мер несмотря на то, что исковые требования относились к правоустанавливающим (иск о признании). Судебный акт, вступивший в законную силу, носил декларативный характер, так как суд признал ничтожным корпоративное решение юридического лица. После вступления судебного акта в силу не предполагалось его последующее исполнение в порядке, установленном Законом об исполнительном производстве.

Иными словами, в обстоятельства, подлежащие доказыванию, в приведенных случаях входит лишь установление факта того, вступил ли в законную силу судебный акт, по результатам которого были удовлетворены требования истца и признана (продекларирована) ничтожность сделки (корпоративного решения юридического лица). При соблюдении данных условий, полагаем, суд обязан отменить ранее принятые обеспечительные меры.

Второе: при отказе в удовлетворении исковых требований.

В силу ч. 5 ст. 96 АПК при отказе в удовлетворении иска обеспечительные меры действуют до вступления в законную силу соответствующего судебного акта.

По смыслу данной нормы после вступления в силу судебного акта, которым дело рассматривалось по существу и в удовлетворении исковых требований было отказано, суд обязан отменить обеспечительные меры, указав на это в судебном акте либо по ходатайству заинтересованного лица, что подтверждается судебной практикой:

  • постановление Тринадцатого ААС от 28 января 2020 г. № 13АП-35567/2019 по делу № А56-75464/2014/сд.23: «Из материалов дела усматривается, что Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2019 определение от 31.05.2019 (сд. 23) отменено, по делу принят новый судебный акт, в удовлетворении заявления об оспаривании сделки, совершенной между ООО “Меридиан” и ООО “Орион” 14.11.2017, отказано. АПК РФ не содержит норм о сохранении действия обеспечительных мер после вступления в законную силу судебного акта, которым спор разрешен по существу. Суд апелляционной инстанции, рассмотрев довод подателя жалобы о том, что снятие судом обеспечительных мер является преждевременным, поскольку они должны быть сохранены до момента рассмотрения кассационной жалобы, полагает его подлежащим отклонению как не соответствующий нормам права. В силу положений части 5 статьи 96 АПК РФ подача кассационной жалобы на вступившие в законную силу судебные акты не препятствует отмене обеспечительных мер. Таким образом, пересмотр судебных актов судом кассационной инстанции не влияет на рассмотрение вопроса об отмене обеспечительных мер».

Аналогичный вывод о том, что подача кассационной жалобы не препятствует отмене обеспечительных мер содержится, например, в постановлении Пятнадцатого ААС от 4 декабря 2014 г. № 15АП-20588/2014 по делу № А32-4319/2014: «В апелляционной жалобе заявители ссылаются на то, что судебные акты первой и апелляционной инстанции обжалованы в Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, до рассмотрения кассационной жалобы отмена обеспечительных мер преждевременна ˂…˃ При таких условиях оснований для сохранения обеспечительных мер не имеется, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены или изменения обжалуемого определения».

Подобную позицию можно считать устоявшейся, так как она подтверждается и постановлениями Двенадцатого ААС от 5 марта 2019 г. по делу № А12-12779/2018; Пятого ААС от 26 июля 2011 г. № 05АП-4465/2011 по делу № А51-21102/2009 и др. Она основана на том, что никто – ни истец, ни ответчик, ни иные лица, участвующие в деле, ни суд – не вправе игнорировать вступивший в силу судебный акт, которым спор разрешен по существу.

Учитывая это, представляется неверным противоположный подход, которого, например, придерживался АС Северо-Кавказского округа, отметив в ранее указанном постановлении по делу № А32-2470/2021: «Кроме того, истец и ответчик настаивают на сохранении существующего положения между сторонами спора до разрешения спора в суде кассационной инстанции».

Сохранение обеспечительной меры при таких обстоятельствах направлено, по сути, на воспрепятствование исполнению вступившего в силу судебного акта, что несовместимо с целями ст. 90 АПК.

Таким образом, представляется, что обеспечительные меры должны быть отменены в любом случае при наличии вступившего в силу решения суда, которым отказано в удовлетворении исковых требований,либо – учитывая изложенное ранее – удовлетворены правоустанавливающие требования истца, не обязывающие ответчика (либо иное лицо) совершать какие-либо действия либо возбуждать исполнительное производство.

Третье: проблема «вечных» обеспечительных мер.

Дело № А32-2470/2021 интересно для рассматриваемой проблематики и тем, что суд округа, рассматривая заявление об отмене обеспечительных мер, указал: «…на момент рассмотрения ходатайства судом кассационной инстанции сохранялась ввиду наличия в обществе корпоративного конфликта, в связи с чем необходимость сохранения существующего положения сторон (status quo) очевидна».

То есть суд посчитал необходимым сохранить обеспечительные меры до разрешения в обществе корпоративного конфликта.

Однако момент, когда конфликт считается разрешенным, законодателем не определен. Так, считается ли этим моментом заключение мирового соглашения или вступление в законную силу решения суда, или постановление суда кассационной инстанции, или определение Верховного Суда РФ об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании коллегии, или разрешение спора судебной коллегией Верховного Суда РФ? Очевидно, что даже при выполнении всех перечисленных условий корпоративный конфликт может оставаться «внутренним», не выражаясь вовне, до конца существования общества.

Судебных решений, которые отвечали бы на этот вопрос, обнаружить не удалось. Однако косвенный ответ можно получить из анализа дела № А32-2470/2021. Решение суда по данному делу вступило в силу, было рассмотрено судом округа, в передаче кассационной жалобы на рассмотрение судебной коллегии Верховного Суда РФ отказано. При этом Верховный Суд, отказывая в передаче дела и рассматривая кассационную жалобу на отказ в отмене обеспечительных мер, оставил обеспечительные меры в силе, указав, что это необходимо для обеспечения баланса интересов сторон при рассмотрении спора. Однако «спор» и «стороны спора» уже фактически отсутствуют, так как все стадии обжалования судебных актов пройдены, решение суда первой инстанции об удовлетворении исковых требований было оставлено без изменения, в том числе Верховным Судом РФ. Остается нерешенным вопрос: баланс интересов каких лиц на текущий момент обеспечивают указанные меры и как долго заинтересованные в сохранении обеспечительных мер лица должны быть защищены?

Тем самым, сохранив обеспечительные меры в условиях завершившегося судебного разбирательства, Верховный Суд РФ придал им «вечный» характер, запретив вносить какие-либо изменения в ЕГРЮЛ в отношении директора общества. То есть сохранение обеспечительных мер в столь неопределенном состоянии будет также нарушать корпоративные права акционеров/участников общества, даже когда они вынесут законное решение о смене единоличного исполнительного органа.

Примечательно, что существует и противоположная судебная практика:

  • АС Дальневосточного округа в постановлении от 4 сентября 2014 г. № Ф03-3855/2014 по делу № А51-37553/2013 указал: «Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что сохранение обеспечительных мер способствует защите интересов участников ООО “КМЦ-РЕЗЕРВ”, поскольку между участниками общества имеется корпоративный конфликт, а также неразрешенные судебные споры по вопросу распоряжения имуществом ООО “КМЦ-РЕЗЕРВ”, отклоняются судом кассационной инстанции, поскольку, принимая заявленные ˂…˃ обеспечительные меры, суд первой инстанции указал об их действии до вступления в законную силу судебного акта по настоящему делу, что не противоречит части 4 статьи 96 АПК РФ»;
  • в постановлении Третьего ААС от 4 июля 2014 г. по делу № А33-6307/2012 отмечено следующее: «Что касается возможных дальнейших корпоративных конфликтов, то заявитель вправе обратиться с ходатайством об обеспечении иска в рамках иных возможных судебных споров».

Таким образом, принятие и сохранение обеспечительных мер в рамках корпоративных споров требуют разъяснений в части «срока давности» защиты интересов лица, по заявлению которого был обеспечен иск. Однако полагаем, что сохранение обеспечительных мер на будущее для целей сопровождения всех последующих корпоративных споров (возбуждении которых является гипотетическим) приводит к нарушению баланса интересов сторон и не соответствует целям указанных мер.

В любом случае важно иметь в виду, что обеспечительные меры не могут быть отменены автоматически при фактическом исполнении судебного акта или при вступлении в силу решения суда, которым отказано в удовлетворении иска или удовлетворено правоустанавливающие требование истца – будь то определение суда апелляционной или кассационной инстанции. Для этого необходимо волеизъявление заинтересованного лица.

Эта позиция была высказана в Постановлении Президиума ВАС от 12 мая 2009 г. № 17533/08: «В рассматриваемом случае, в связи с тем, что на отмену обеспечительных мер не указано в судебных актах по делу № А07-384/2011, отдельным определением суда они также не отменены, оснований для вывода об утрате действия обеспечительных мер с принятием апелляционным судом постановления от 08.09.2011 по делу № А07-384/2011 не имеется».

В дальнейшем она нашла отражение в судебной практике – например, в постановлении Восемнадцатого ААС от 3 мая 2012 г. № 18АП-3226/2012 по делу № А07-19960/2011: «Поскольку в судебном акте от 08.09.2011 по делу № А07-384/2011 об отмене обеспечительных мер в резолютивной части не указано, инспекция имела право в порядке части 1 статьи 97 АПК РФ заявить ходатайство об их отмене, чем не воспользовалась».

Таким образом, судебное усмотрение, предусмотренное законом в части регулирования института обеспечительных мер, приводит к противоречиям на практике даже в тех случаях, где, казалось бы, должен быть однозначный вывод. В ряде приведенных здесь случаев суду надлежит руководствоваться буквальным толкованием норм права и не использовать гибкость законодательства, если это приводит к нарушению баланса интересов сторон.

Рассказать:
Другие мнения
Смирнова Виолетта
Смирнова Виолетта
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Сокальский, Филиппов и партнеры»
Правовая природа объяснений, полученных на стадии проверки сообщения о преступлении
Уголовное право и процесс
Использование их в качестве доказательств по уголовному делу
05 декабря 2022
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Кто возместит госпошлину истцу при его отказе от иска?
Конституционное право
КС вновь обратил внимание на значение механизма взыскания и возмещения судебных расходов
05 декабря 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Факт выполнения строительных работ: сложности доказывания
Арбитражный процесс
Нередко суды не учитывают устоявшиеся правоприменительные позиции
02 декабря 2022
Рязанцева Вероника
Рязанцева Вероника
Адвокат АП Ярославской области, Адвокатская контора Ленинского района ЯОКА
Ознакомление с протоколом – не право, а обязанность защитника
Уголовное право и процесс
Апелляция напомнила, что суд не вправе устанавливать пределы полномочий адвоката
02 декабря 2022
Митин Сергей
Митин Сергей
Адвокат АП Красноярского края, Красноярская краевая коллегия адвокатов, к.ю.н.
Защита прав регионального оператора по обращению с ТКО
Арбитражный процесс
Суды поддержали доводы истца о том, что он незаконно лишен указанного статуса
01 декабря 2022
Кузнецов Иван
Кузнецов Иван
Юрист, зам. генерального директора по правовым вопросам Тендерного агентства «Концепт»
Нарушение Закона о контрактной системе или нет?
Арбитражный процесс
Тренды административной и судебной практики в сфере госзакупок медицинского оборудования
30 ноября 2022
Яндекс.Метрика