×
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ

На прошлой неделе размеренный ритм российской адвокатуры был нарушен разосланным по всем адвокатским палатам страны обращением Оргкомитета Российской ассоциации молодых адвокатов.

Читайте также
ФПА предложили изменить отношение к объединению молодых адвокатов
Авторы обращения предложили свою программу для нового общественного объединения и выступили с инициативой разработать собственную Концепцию развития российской адвокатуры
21 Марта 2018 Новости

В нем наши молодые пассионарные коллеги просят пересмотреть ранее принятые решения Советов палат об утверждении Положений о Совете молодых адвокатов и отменить их как ошибочные и не соответствующие закону. В своем программном заявлении они указывают на задачи Оргкомитета, вскрывают основные проблемы современной адвокатуры и предлагают пути их решения.

Не ограничившись этим, коллеги подписали воззвание ни много ни мало к Президенту России, председателю Правительства РФ и министру юстиции РФ. «Обратиться к Вам вынудили обстоятельства, обнаруженные нами при попытках активно включиться в жизнь адвокатского сообщества и привнести в нее новое, современное и положительное», – начинают молодые адвокаты. Что ж, намерение что-то изменить к лучшему всегда должно приветствоваться, поскольку любой живой организм, включая адвокатуру, не избавлен от проблем.

После столь активных и звучных действий у восхищенного наблюдателя может возникнуть вопрос: кто же такие эти молодые возмутители спокойствия и поборники перемен? Ими оказались трое коллег из Адвокатской палаты Московской области, получившие адвокатский статус в конце 2017 г.

Невольно появляется следующий вопрос: а могут ли молодые адвокаты из одного субъекта объявить себя представителями и выразителями интересов всей молодой адвокатуры России? Уверен, что нет, потому что помимо Московской области в стране еще 84 субъекта со своими палатами.

Если взять за основу принятый возрастной ценз для определения молодого адвоката до 35 лет (в ряде палат – до 40 лет), то таких в Российской Федерации насчитывается более 10 000 человек. Напрашивается новый вопрос: вправе ли три адвоката позиционировать себя как Оргкомитет Российской ассоциации молодых адвокатов, количество которых составляет пятизначную цифру? Убежден, что нет, потому что количество молодых подвижников, являющееся лишь малой частью от числа всех молодых адвокатов, уступает даже ничтожно малому количеству оправдательных приговоров в России.

В соответствии со ст. 39 Закона об адвокатской деятельности адвокаты вправе создавать общественные объединения. Но для чего это понадобилось трем адвокатам, если письменно обратиться в Советы адвокатских палат, в ФПА РФ и к высшим должностным лицам страны каждый из них мог самостоятельно, в том числе и как обычный гражданин России? Видимо, недавно принятые коллеги хотели показать тем, кому они направили свое воззвание, что за ними стоит много единомышленников во всех регионах страны, дабы придать солидный вес своему обращению.

В правилах ведения войны имеется такой тактический прием, как искусственное создание численного преимущества на одном из участков фронта. Это когда бойцов катастрофически не хватает, и с целью обмануть противника меньшинство начинает шуметь, кричать, стрелять так, как будто их большинство, в расчете на то, что неприятель испугается и отступит. Молодые коллеги, имеющие маломесячный стаж адвокатской деятельности, оказались осведомленными о «военных» хитростях. Они втроем решили пошуметь так, как будто их тысячи. Можно предположить, что три недавно принятых адвоката хотели таким образом оказаться в центре «галактики», чтобы о них одномоментно заговорили в Калининграде и на Сахалине, в Администрации Президента России и ФПА РФ.

Даже не пытаюсь к такому поведению примерить Кодекс профессиональной этики и его «безразмерную» ч. 1 ст. 4, но подобные действия, с моей точки зрения, нельзя назвать этически выверенными. Как тут не вспомнить слова Николая Бердяева: «У этих людей отсутствует благородная скромность».

В своем обращении три подписанта смело и деловито подвергли критике Советы адвокатских палат, Советы молодых адвокатов и документы Министерства юстиции РФ и, предвосхищая естественные вопросы, записали в преамбуле: «Вероятно, Вы зададитесь вопросом, вправе ли молодые адвокаты подвергать сомнению решения Советов адвокатских палат…». Как мне представляется, любой адвокат вправе критиковать решения Советов адвокатских палат, но для этого необходимо избрать надлежащие способы и соблюсти определенный порядок.

Если вы являетесь адвокатами АП Московской области, то сначала обратитесь в Совет палаты, в Совет молодых адвокатов, убедите коллег в своей правоте, и, быть может, ваши идеи получат поддержку и одобрение. Нужно ли сразу поднимать вселенский шум?

На сайте ФПА РФ размещена информация, что на 14–15 сентября 2018 г. запланирован II Всероссийский конгресс молодых адвокатов. Почему бы уважаемым коллегам не принять участие в этом мероприятии и не изложить свои программные взгляды там? Со свойственной молодости импульсивностью трио адвокатов ждать не захотело и решило заявить о себе во весь голос.

Прославиться можно разными способами. Из истории мы знаем, что Герострат, житель древнегреческого города Эфеса, летом 356 г. до н.э. сжег знаменитый храм Артемиды для того, чтобы его имя помнили потомки. Спустя десятки веков человечество помнит имя поджигателя, но может ли кто-то его похвалить за содеянное?

Между тем нашим молодым коллегам, наиболее вероятно движимым тщеславными соображениями, прежде чем начать критиковать все созданное до их появления в корпорации, следовало бы сначала испить чашу адвокатских забот, чтобы понять и оценить их в полной мере. Не думаю, что, получив адвокатский статус в конце 2017 г., коллеги успели мгновенно погрузиться на глубину имеющихся проблем и сразу понять, чего же не хватает российской адвокатуре и что в ней лишнее и наносное. Им бы сейчас при помощи старших коллег начать постигать сложную и благородную адвокатскую профессию. Заслужить авторитет коллег ведь можно всегда – и отнюдь не массовой рассылкой своих обращений, а кропотливой и ежедневной работой по защите прав своих доверителей. А это гораздо труднее, чем критиковать и советовать.

Совершенно не удивительно, что для реформирования адвокатского сообщества рекомендуются меры откровенно утопического характера, свидетельствующие о незнании происходящего в сообществе.

Что же удалось понять коллегам за несколько месяцев пребывания в адвокатуре?

Так, предлагается наделить адвокатское сообщество правом участия в экспертизе законопроектов, затрагивающих права и интересы граждан. Если бы коллеги знакомились с сайтами ФПА РФ и «Адвокатской газеты», то еще два года назад были бы приятно удивлены, что Федеральная палата адвокатов РФ активно и небезуспешно участвует в экспертизе законопроектов.

Продиктованы заботой об адвокатах страны предложения решить материальную обеспеченность адвокатского сообщества путем передачи каждому адвокату в бесплатное пользование служебной площади, достаточной для выполнения адвокатской деятельности. Прекрасная инициатива. Разве кто-то против? Почему тогда не потребовать у государства для каждого адвоката предоставить в бесплатное пользование транспортное средство, а в районах Крайнего Севера, где дорог нет, каждому адвокатскому образованию по вертолету с бесплатной дозаправкой, чтобы в суд на нем летать. Идея эта замечательная, но есть одна проблема: государственный бюджет у нас дефицитный, и на такие удовольствия в нем денег попросту нет. Добиться бы увеличения платы за защиту по назначению, а тут про бесплатные помещения каждому адвокату.

Никого не оставит равнодушным следующее предложение молодых рационализаторов: «Так как адвокатская деятельность, т.е. юридическая помощь – это полезная общественная функция, то налог на нее необходимо минимизировать или вообще не облагать такую помощь налогами». Это же здорово – вообще не платить налоги, но кто же всерьез отнесется к столь откровенно популистскому предложению?

Представляются оторванными от реальной действительности предложения так называемого Оргкомитета молодых адвокатов с целью улучшения работы адвокатов в судах добиться выделения специального дня для приема адвокатов председателями районных судов. Если бы коллеги походили по судам и посмотрели там по сторонам, то заметили бы, что в условиях борьбы с коррупцией судьи и председатели судов иной раз боятся с адвокатами даже здороваться, не то что выделить им «специальный день» для встреч наедине. И какие вопросы, по разумению наших молодых коллег, председатели судов должны будут обсуждать с каждым адвокатом? Вряд ли они будут там обмениваться мнениями относительно недавнего отравления Скрипалей в Солсбери или о сводках боевых действий в сирийской Восточной Гуте. А вот о чем коллегам следовало бы знать: о делах уголовных и гражданских председатель суда говорить не может ни с кем в принципе, поскольку юридически он не вправе вмешиваться в отправление правосудия своими судьями (за исключением случая, предусмотренного ч. 5 ст. 6.1 УПК РФ, – при нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства).

Не вижу необходимости комментировать иные предложения триумвирата, пропитанные такой же несуразностью и нелогичностью.

Объективности ради следует отметить, что имеются и полезные инициативы, которые адвокатскому сообществу давно известны и над реализацией которых оно уже работает.

Опасные идеи заложены в преамбулу обращения: «Мы, молодые адвокаты, отличаемся от остальных адвокатов тем, что нам быть преемниками традиций адвокатского сообщества, именно нам предстоит в будущем поддерживать дух и сущность Российской адвокатуры». На мой взгляд, ходят по тонкому льду те, кто начинает разделять адвокатов на молодых и зрелых, поскольку углубление таких тенденций чревато расколом адвокатуры. Закон об адвокатской деятельности определяет принцип равноправия адвокатов и не содержит преференций либо дискриминаций ни по возрасту, ни по иным критериям. Молодые адвокаты если и отличаются от более зрелых коллег, то только меньшим адвокатским стажем либо меньшим житейским опытом. Однако данные объективные отличия не позволяют противопоставлять одних адвокатов другим, поскольку адвокатское сообщество едино.

Что касается предсказаний, согласно которым именно трем нашим коллегам предстоит стать преемниками традиций адвокатского сообщества и поддерживать дух и сущность Российской адвокатуры, то вот у меня некоторые сомнения закрались на этот счет. Уж слишком высокие ноты были вами преждевременно взяты, поэтому и фальшивите, коллеги!

Рассказать:
Другие мнения
Асриян Борис
Асриян Борис
Председатель КА «Династия», к.ю.н.
В защиту репутации адвоката
Адвокатура, государство, общество
Действия, позволившие добиться положительного решения суда по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации
02 Марта 2021
Токарев Сергей
Токарев Сергей
Старший партнер, адвокат, руководитель уголовно-правовой практики Адвокатского бюро Q&A
Чтобы избежать конфликта
Правовые вопросы статуса адвоката
У адвоката есть немалый инструментарий
02 Марта 2021
Чекотков Артем
Чекотков Артем
Адвокат МКА «Князев и партнеры», ассистент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, к.ю.н.
В рамках подготовки к допросу
Правовые вопросы статуса адвоката
О двух аспектах предварительной работы с доверителем
02 Марта 2021
Ионцев Максим
Ионцев Максим
Адвокат, старший партнер МКА «Ионцев, Ляховский и партнеры – ILP LEGAL»
В условиях понятной вражды
Правовые вопросы статуса адвоката
О некоторых типовых конфликтных ситуациях, возникающих в ходе оказания юридической помощи при проведении допросов и опросов
02 Марта 2021
Фролов Иван
Фролов Иван
Адвокат АП Саратовской области
Приказ с грифом «дсп» – нормативный акт?
Защита прав адвокатов
Спор о том, вправе ли адвокат проносить телефон в учреждения УМВД по Саратовской области, продолжается
11 Февраля 2021
Кудряшова Анна
Кудряшова Анна
Адвокат АП Челябинской области
Если во взыскании оплаты защиты по назначению в полном объеме отказано…
Защита прав адвокатов
Решение проблемы требует системного подхода
18 Декабря 2020