×

Новые вызовы адвокатуре

Состоялась XV ежегодная конференция ФПА «Адвокатура. Государство. Общество»
Материал выпуска № 23 (304) 1-15 декабря 2019 года.
Фото: Пресс-служба ФПА
Тематика конференции охватывает как практические вопросы адвокатской деятельности, так и актуальные проблемы российской адвокатуры. В этом году специальная сессия была посвящена получению, оценке и использованию показаний в различных видах судопроизводства.

29 ноября состоялась юбилейная, XV ежегодная конференция «Адвокатура. Государство. Общество», организованная Федеральной палатой адвокатов. Как сообщает пресс-служба ФПА, специальная сессия конференции была посвящена получению, оценке и использованию показаний в различных видах судопроизводства. В числе спикеров – авторитетные специалисты в области криминалистики, экспертизы, психологии, гражданского и уголовного процесса.

Открывая конференцию, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что число ее участников заметно расширилось по сравнению с первоначальным, потому что организаторы стремятся приглашать как можно больше тех, кто заинтересован в обсуждении проблем российской адвокатуры и готов к конструктивному и содержательному разговору.

Читайте также
Поправки в Закон об адвокатуре приняты в третьем чтении
В ходе заседания Госдумы было высказано предложение отклонить законопроект в связи с внесением в него во втором чтении поправки о запрете на судебное представительство лишенным статуса адвоката
20 Ноября 2019 Новости

«Перед нами стоят новые вызовы», – сказал Юрий Пилипенко. Они связаны с принятием изменений в Закон об адвокатуре, которые «существенным образом повлияют на работу адвокатской корпорации». По словам президента ФПА, этим обусловлена необходимость начать работу над документами, регламентирующими работу органов адвокатского самоуправления в соответствии с требованиями измененного закона. В частности, предстоит разработка изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката, которые могут быть представлены на утверждение Х Всероссийского съезда адвокатов в 2021 г.

Юрий Пилипенко напомнил, что с 1 января 2020 г. предстоит очередное повышение ставок оплаты труда адвоката по назначению судебно-следственных органов. Ожидаются и другие меры, благодаря которым уровень материального благосостояния адвокатов продолжит расти.

Читайте также
Дмитрий Медведев обсудил с представителями адвокатского сообщества перспективы развития адвокатуры
В ходе встречи рассматривались, в том числе, вопросы регулирования рынка профессиональной юридической помощи, а также направления совершенствования и развития адвокатской деятельности
08 Ноября 2019 Новости

Так, подготовлен проект совместного Приказа Минюста России и Минфина России «Об утверждении Перечня документов, подтверждающих действия адвоката ‎по осуществлению полномочий, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 53 УПК РФ, а также другие действия адвоката по оказанию квалифицированной юридической помощи». Кроме того, на повестке дня вопрос о том, что адвокаты по назначению будут привлекаться для участия в делах об административных правонарушениях.

В связи с увеличением затрат бюджета неизбежно будет усиливаться контроль за надлежащим расходованием этих средств. Поэтому во всем, что касается оплаты труда адвокатов, по словам президента ФПА РФ, «надо проявить максимальную осторожность, аккуратность и щепетильность». В дополнение к обсуждавшемуся на заседании Совета ФПА 28 ноября вопросу о контроле со стороны региональных палат за исполнением адвокатами Постановления № 1240, сказал Юрий Пилипенко, решением проблемы могло бы быть включение в Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве главы об особенностях участия адвоката в уголовной защите.

Кроме того, он сообщил, что в связи с принятием изменений в Закон об адвокатуре, по-видимому, потребуются переработка определенных положений Регламента Совета ФПА РФ и Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, а также разработка правил применения «гонорара успеха».

Научные методы и экспертная деятельность

Руководитель Управления научно-исследовательской деятельности (Научно-исследовательского института криминалистики) Главного управления (Криминалистического центра) Следственного комитета РФ Алексей Бессонов рассказал о научном сопровождении деятельности в сфере криминалистического обеспечения расследования и судебно-экспертной работы в системе Следственного комитета.

Профессор факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Вероника Нуркова исследовала имеющий важнейшее значение для оценки свидетельских показаний вопрос о том, можно ли отличить ложные воспоминания от реальных. По ее словам, многозначная реальность, преломляясь в восприятии человека, становится еще более комплексной, когда тот пытается ее вспомнить. Есть достаточно короткий промежуток времени, когда человек может точно вспомнить, что произошло. В долговременной памяти хранятся не отпечатки, фотографии событий, а описания событий. И когда человек пытается что-либо вспомнить, такое описание он переделывает в образ и начинает сам в него верить. Причем то, что он вспомнит, зависит от ряда факторов, изменчивость воспоминаний является нормой. Но человеку кажется, что он может вспомнить точно, он верит, что говорит правду, и в это начинают верить окружающие.

Доцент кафедры криминалистики МГЮА им. О.Е. Кутафина Ярослава Комиссарова коснулась вопроса о компетенции и компетентности лиц, назначаемых экспертами по уголовным делам. Также она рассказала о межведомственной методике проведения судебно-психологических экспертиз с помощью полиграфа. В соответствии с ней разработан перечень вопросов, на которые должны отвечать полиграфологи, проводящие экспертизу. Эти вопросы не касаются содержания и оценки достоверности показаний.

Инспектор Научно-исследовательского института криминалистики Александра Гайворонская охарактеризовала невербальные индикаторы конфронтации в поведении допрашиваемого (на примере свидетеля). Это – показатели сопротивления в мимике (нахмуривание бровей, раздувающиеся ноздри, очень плотно сжатые губы, взгляд из-подо лба или сверлящий взгляд и проч.), а также в жестах (зажатые пальцы в кулаки, кисти рук сцеплены сзади, демонстративное снятие очков и пр.). Такая конфронтация может объясняться личным опытом допрашиваемого и его личностными особенностями, в том числе генетически заложенными. Она негативно сказывается на возможности получения достоверной информации из показаний, поэтому тот, кто ведет допрос, должен уметь распознавать ее и снижать ее уровень.

Профессор кафедры общей и юридической психологии Калужского государственного университета им.К.Э. Циолковского Вали Енгалычев посвятил свое выступление новым направлениям использования специальных психологических знаний при анализе поведения человека, в частности о психолого-ситуативной экспертизе. На интересных примерах из своей практики он продемонстрировал возможности практического применения методов, используемых при проведении такой экспертизы.

Профессор кафедры уголовного процесса, криминалистики и правовой информатики Юридического института Балтийского федерального университета им. И. Канта Елена Холопова проанализировала вопрос о способах проверки показаний участников процесса. Так, по ее мнению, судебной психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа недостаточно – необходима верификация лжи по невербальным и вербальным признакам по видеозаписям следственных действий.

Заведующий кафедрой гражданского и административного судопроизводства МГЮА Сергей Михайлов посвятил свое выступление особенностям оценки свидетельских показаний в гражданском судопроизводстве. В частности, он отметил, что качество их достоверности определяется не только тем, противоречит ли информация, сообщенная свидетелем, другим показаниям, но и качеством допроса, которое страдает из-за дефицита времени. По мнению Сергея Михайлова, улучшить ситуацию могло бы укрепление состязательных начал судопроизводства, если бы существовал объективный механизм раскрытия свидетельских показаний, когда лица, участвующие в деле, могли бы быть заранее ознакомлены с ними и свидетели в суде только отвечали бы на вопросы.

При этом Сергей Михайлов отметил увеличение количества дел, которые рассматриваются по упрощенной процедуре (так, в 2018 г. из около 17 млн гражданских дел примерно 11 млн рассмотрены в порядке приказного производства), без привлечения свидетелей, а также введение с развитием научно-технического прогресса в практику тех средств доказывания, которые получили название нетрадиционных источников информации и могут быть использованы без сложностей и затрат, связанных с вызовом свидетелей. Таким образом, по его словам, использование свидетельских показаний в гражданском судопроизводстве становится или необязательным в силу снижения определенных требований, или ненужным в силу того, что появляются другие виды доказательств.

Вопросы адвокатской практики

Адвокат АП Астраханской области Дмитрий Денисов рассмотрел особенности оценки судом показаний засекреченного свидетеля в уголовном судопроизводстве. По его мнению, подходы российских судов, сформировавшиеся на фоне обвинительного уклона и нарушений УПК РФ, не отвечают практике Европейского Суда по правам человека.

ЕСПЧ сформулировал критерии, которыми следует руководствоваться судам при проверке обоснованности засекречивания свидетеля, и позицию, согласно которой показания засекреченного свидетеля не должны быть единственным доказательством виновности обвиняемого. В российской практике нередко с наличием анонимного свидетеля, в отсутствие реальной необходимости государственной защиты для него, связано стремление следствия получить нужные обвинению показания, которые становятся затем основой приговора.

В такой ситуации от адвоката требуются особый подход к работе с показаниями анонимного свидетеля и заявление ходатайств о проверке законности и обоснованности его засекречивания.

Назвав единичные случаи отмены приговоров по причине отсутствия оснований для засекречивания свидетеля, Дмитрий Денисов отметил, что практика по делам с участием анонимных свидетелей требует обобщения на уровне Верховного Суда РФ.

Адвокат АП Республики Тыва Афанасий Трояков на примерах уголовных дел о дорожно-транспортных происшествиях проиллюстрировал проблемы правовой оценки судебных экспертиз. Он привлек внимание к тому, что суд доверяет экспертным заключениям, поскольку их авторы имеют специальное образование. Поэтому часто без должной оценки со стороны суда остаются нарушения, допускаемые при производстве экспертизы в ходе предварительного расследования и судебного производства по делу, а также дефекты экспертного заключения.

По мнению Афанасия Троякова, действующее законодательство не дает оснований для того, чтобы преувеличивать роль заключения эксперта как доказательства, и его оценка не имеет принципиальных отличий от оценки иных доказательств по делу, хотя и обладает специфическими особенностями. В частности, УПК РФ налагает на эксперта обязанность указать методику, которая использовалась при производстве экспертизы, но на практике это правило соблюдается далеко не всегда.

Говоря о специфике работы адвоката с экспертным заключением, Афанасий Трояков рекомендовал при наличии сомнений в качестве этого документа проконсультироваться с другим экспертом и с учетом его мнения обратиться к следователю или суду с ходатайством об исключении заключения, имеющего дефекты, из числа доказательств. Если такое ходатайство не будет удовлетворено, необходимо настаивать на проведении перекрестного допроса обоих экспертов, позволяющего выявить недостатки экспертного заключения.

Член Совета АП Ленинградской области, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП ЛО Евгений Тонков классифицировал источники судейского усмотрения при оценке доказательств. По его словам, судейское усмотрение ограничивается определенными факторами, в том числе наличием особого порядка судебного разбирательства, когда судьи не исследуют доказательства, иерархией судебной системы, при которой судья не может выйти за рамки определенных представлений о должном, реакцией судьи на поведение участников процесса. Евгений Тонков считает, что адвокат должен уметь влиять на судью таким образом, чтобы сузить относительную свободу выбора, имеющуюся у него, в нужном для защиты направлении.

Советник ФПА, заместитель заведующего кафедрой адвокатуры МГЮА Сергей Макаров проанализировал проблемы реализации права адвоката на опрос лиц с их согласия. Охарактеризовав его как «спящее право», он призвал коллег не допустить, чтобы государство урегулировало его прежде, чем это сделает адвокатское сообщество. По мнению Сергея Макарова, адвокатура заинтересована в том, чтобы самостоятельно составить алгоритм опроса и разработать формуляры, в которых результаты опроса могут быть зафиксированы. «В той форме, в которой мы сейчас представляем результаты опроса, правоохранительные органы не готовы их воспринимать, в том числе и потому, что она не унифицирована», – сказал Сергей Макаров, предложив обратиться к опыту нотариата: многие формы, которые используют нотариусы, разрабатывает Федеральная нотариальная палата.

Рассказать: