×
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
Материал выпуска № 22 (327) 15-30 ноября 2020 года.

Слово – великое оружие жизни
В. О. Ключевский

По мнению автора статьи, реализация адвокатом права на реплику при рассмотрении ходатайств призвана помочь суду уяснить суть позиции стороны защиты и предполагаемую несостоятельность позиции оппонента. Такой подход позволит в том числе соблюсти баланс интересов сторон защиты и обвинения.

Особое значение реплики

Право на реплику в суде по уголовному делу может восприниматься как не самый основной и не обязательный способ защиты, вместе с тем в условиях ожесточенного правового спора между сторонами реплика может иметь особое значение.

Как известно, реплика – замечание участника прений сторон относительно сказанного в речах других участников.

Вообще-то реализация конституционных принципов равноправия и состязательности сторон и происходит в наибольшей степени в судебных прениях и в ответных репликах как апофеозе судебного процесса в целом.

Но судебная практика, к сожалению, пошла по тому упрощенному пути, когда государственный обвинитель старается избегать реплики, а определенным образом ориентированный суд в выслушивании реплик вообще не нуждается, потому что часто еще до судебных прений знает, какой судебный акт он будет выносить.

Отсутствие реплики от прокурора является свидетельством слабости процессуальной позиции либо неумения ее аргументировать. Казалось бы, отказ от реплики должен означать поражение государственного обвинения в глазах суда, но этого почему-то не происходит.

Мне даже сложно вспомнить последнее из моих дел, когда государственный обвинитель воспользовался правом на реплику и произнес что-то содержательное. Реплики типа «я поддерживаю ранее мною сказанное» или «я настаиваю на своей позиции» вряд ли могут претендовать на обстоятельность.

Зато с ностальгией воскрешаю в памяти прения, состоявшиеся в конце прошлого века по обычному делу о совершенной краже, когда мне пришлось воспользоваться правом на реплику четыре раза, а прокурору – три, при этом судья с нескрываемым удовольствием наблюдала за столкновением правовых позиций сторон и не мешала этому полезному для правосудия процессу, хотя процессуальный закон на тот момент позволял выступить только с одной репликой.

К сожалению, сегодня такой реально состязательный процесс скорее исключение, нежели правило.

Между тем нежелание прокурора спорить в прениях и доказывать свою правоту может сыграть решающую роль в суде с участием присяжных заседателей, в котором последние могут оценить это как сдачу обвинением его позиций, и значение реплики в таком виде судопроизводства резко возрастает.

Законодательное регулирование

Норма ч. 1 ст. 337 «Реплики сторон и последнее слово подсудимого» УПК РФ гласит: «После окончания прений сторон все их участники имеют право на реплику. Право последней реплики принадлежит защитнику и подсудимому».

Данная норма имеет свою историю.

Так, согласно ст. 748, 749 Устава уголовного судопроизводства Российской империи «По изложении защиты подсудимым или его защитником как прокурор или частный обвинитель, так и гражданский истец могут представить свои возражения, но, во всяком случае, право последнего слова принадлежит подсудимому или его защитнику. После окончательных объяснений защитника председатель суда спрашивает самого подсудимого, не может ли он представить еще что-либо в свое оправдание, и в случае отрицательного ответа объявляет прения сторон прекращенными».

В соответствии со ст. 311 УПК РСФСР 1923 г. «По окончании прений, стороны могут обменяться еще один раз репликами. Право последней речи всегда принадлежит защитнику или подсудимому, если защитника не имеется».

Статьей 296 «Реплики» УПК РСФСР 1960 г. было предусмотрено: «После произнесения речей всеми участниками судебных прений они могут выступить еще по одному разу с репликой по поводу сказанного в речах. Право последней реплики всегда принадлежит защитнику и подсудимому».

Практические особенности

Если право на реплику в судебных прениях не вызывает никаких сомнений, да и никем не оспаривается, то аналогичное право при рассмотрении судом иных ходатайств стороны защиты нуждается в уточнении и законодательном регулировании.

Например, при рассмотрении ходатайств стороны защиты об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, о возвращении уголовного дела прокурору, об отводе председательствующего и др. после оглашения ходатайства и возражений государственного обвинителя может возникнуть необходимость в реплике.

Она вызывается желанием опровергнуть приведенные прокурором доводы, внести ясность, не позволить оппоненту ввести в заблуждение суд и постараться донести до него свою позицию.

Иногда в этом появляется экстренная процессуальная потребность.

Но суд не позволяет защите реализовать данное право, сухо заявляя, что реплика возможна только в ходе судебных прений. В этом, как мне представляется, допускается ошибочное толкование действующего процессуального закона.

Чем возразить на это в соответствии с ч. 3 ст. 243 УПК РФ?

Нормой ч. 3 ст. 123 Конституции РФ установлено: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон».

Статьей 15 УПК РФ предусмотрено:

«1. Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон.

2. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

3. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав».

Согласно определению Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2011 г. № 1627-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Посохина Дмитрия Вячеславовича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 66 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» «…конституционный принцип состязательности и равноправия сторон судопроизводства предполагает, прежде всего, строгое разграничение судебной функции разрешения дела и функции обвинения, а также такое построение судопроизводства по уголовным делам, при котором отправление правосудия (разрешение дела), осуществляемое только судом, отделено от правомочий спорящих перед судом сторон обвинения и защиты. Суд же обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, и потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных полномочий».

Как видно, суд должен обеспечивать справедливое и беспристрастное рассмотрение уголовного дела, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания их позиций.

При отсутствии в УПК РФ нормы, позволяющей выступать с репликой при рассмотрении ходатайств, суд, дабы исполнить свое процессуальное предназначение по реализации принципа состязательности сторон, вправе:

1. Прямо сослаться на ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, имея в виду требования ч. 1 ст. 15 о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ.

Тем самым суд утверждает прямое действие конституционной нормы.

2. Применить процессуальную аналогию, которая в данном случае вполне допустима, так как возникает ситуация, не регулируемая уголовно-процессуальным законом. В этом случае необходимо ссылаться на ст. 337 УПК РФ, позволяющую реплику после судебных прений и разрешающую схожую ситуацию.

Препятствий для применения процессуальной аналогии нет, поскольку произнесение реплики не противоречит уголовно-процессуальным нормам, не влечет ограничения прав сторон или возложения на них каких-то дополнительных обременений.

Напротив, реализация права на реплику при рассмотрении ходатайств призвана помочь суду уяснить суть позиции стороны защиты и предполагаемую несостоятельность позиции оппонента.

Такой подход позволит суду не только существенно повысить эффективность решения задач, необходимых для вынесения правосудного, т. е. законного, обоснованного и справедливого, приговора по делу и принятия всех необходимых мер к устранению препятствующих этому обстоятельств, но и соблюсти баланс интересов сторон защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве.

С точки зрения волнующих сегодня суд разумных сроков судебного разбирательства реплика на возражения прокурора, как правило, займет несколько минут и проблем для суда не создаст.

Отстаивание права стороны защиты на реплику при рассмотрении судом ходатайств является продолжением борьбы за адвокатские интересы и одновременно развивает состязательные процедуры в уголовном судопроизводстве.

Рассказать:
Другие мнения
Ушаков Олег
Ушаков Олег
Советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
Из заемного капитала – в долю в уставном капитале
Гражданское право и процесс
Законопроект, предлагающий новое регулирование конвертируемого займа, прошел первое чтение
22 Января 2021
Коновалов Андрей
Коновалов Андрей
Руководитель ООО «Юридическая Контора “Щит и Меч”»
Об альтернативных способах борьбы с нетрезвыми водителями
Уголовное право и процесс
Какие меры могут помочь изменить ситуацию на дорогах страны
21 Января 2021
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph.D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Трудовое право США: особенности защиты прав работников
Международное право
Законодательные и правоприменительные аспекты, которыми руководствуются адвокаты
12 Января 2021
Муллина Юлия
Муллина Юлия
Ответственный администратор Российского арбитражного центра
Арбитраж в 2020 г.: итоги
Арбитражное право и процесс
Даже в самые непростые времена работа по модернизации законодательства продолжается
29 Декабря 2020
Аветисян Григор
Аветисян Григор
Адвокат АП Московской области
Важный, но не единственный элемент
Семейное право
Способны ли поправки в УК решить проблему неисполнения решений суда об определении места жительства ребенка?
28 Декабря 2020
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС»
Обзор изменений в УК и УПК в 2020 году
Уголовное право и процесс
Работа законодателя была крайне активной, но поправки носили скорее «косметический» характер
28 Декабря 2020