×
Сасов Константин
Сасов Константин
Ведущий юрист «Пепеляев Групп», к.ю.н.
Материал выпуска № 14 (295) 16-31 июля 2019 года.

Автор настоящей статьи отвечает на вопросы: как следует поступать адвокату (адвокатскому образованию) в ситуации, когда получено требование налогового органа о раскрытии информации, составляющей адвокатскую тайну; какие действия необходимо предпринять налоговому органу, получившему адвокатский запрос по поводу налогоплательщика, не являющегося его доверителем?

Читайте также комментарии к данному материалу юриста налоговой практики Tomashevskaya&Partners Владимира Гучанова, адвоката КА «Московский юридический центр» (Агентство «Мирзоев и партнеры»), к.ю.н. Андрея Строкатова и юрист юридической фирмы «ЮСТ» Анастасии Коровкиной.

Адвокатская тайна и налоговый контроль

В налоговой практике встречаются ситуации, когда налоговый орган, ссылаясь на ст. 93 и п. 1 ст. 93.1 НК РФ, требует у адвокатов и адвокатских образований представить документы и сведения, касающиеся их адвокатских услуг. Часто цель таких требований не заключена собственно в контроле за исчислением налогов адвокатами или их доверителями. Например, эту информацию планируется использовать, чтобы опорочить достоверность допроса свидетеля, в котором участвовал адвокат.

В связи с этим у адвоката, адвокатского образования (налогоплательщика) налоговым органом истребуются соглашения адвокатов с физическими лицами, которых указанные адвокаты на основании ордеров сопровождали на допросах в качестве свидетелей в налоговом органе, акты об оказании этих адвокатских услуг, сведения о лице, оплатившем данные услуги, и документы, подтверждающие прием наличных денег (в случае наличной формы расчетов).

В такой ситуации налогоплательщик находится перед сложным выбором: нарушить адвокатскую этику и раскрыть адвокатскую тайну своего доверителя или быть привлеченным к ответственности за неисполнение требования налогового органа1.

Для того чтобы разрешить эту коллизию, следует обратиться к основным правам и обязанностям участников налоговых правоотношений, как они определены в законе.

Налогоплательщики обязаны представлять в налоговые органы и их должностным лицам не все имеющиеся у них документы, а только те, которые необходимы для исчисления и уплаты налогов (подп. 6 п. 1 ст. 23 НК РФ). Налоговые органы вправе требовать в соответствии с законодательством о налогах и сборах от налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента документы, служащие основаниями для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов, а также документы, подтверждающие правильность исчисления и своевременность уплаты (удержания и перечисления) налогов, сборов (подп. 1 п. 1 ст. 31 НК РФ).

Согласно подп. 10 и 11 п. 1 ст. 21 НК РФ налогоплательщики имеют право не выполнять неправомерные требования налоговых органов, иных уполномоченных органов и их должностных лиц и требовать от них соблюдения законодательства о налогах и сборах при совершении ими действий в отношении налогоплательщиков.

Действия налогового органа по истребованию у адвокатов и адвокатских образований (не являющихся субъектами налоговой проверки) документов и сведений, касающихся их адвокатских услуг, нарушают налоговое законодательство РФ, права и законные интересы адвокатского образования и его доверителей. Правовое обоснование такого вывода приводится ниже.

Частью 1 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) закреплено, что адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю. Согласно п. 2 ст. 6 Закона об адвокатуре никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело.

Как гласит п. 2 ст. 4 Закона об адвокатуре, Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности. Согласно п. 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г., правила сохранения адвокатской тайны распространяются на факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей, условия соглашения об оказании юридической помощи, расчеты между адвокатом и доверителем, любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Таким образом, адвокат, нарушивший адвокатскую тайну своего доверителя, подлежит дисциплинарной ответственности.

Совет Федеральной палаты адвокатов РФ разъяснил2, что адвокатская тайна – это состояние запрета доступа к информации, составляющей ее содержание, посредством установления специального правового режима, направленного на реализацию конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи, а также на формирование и охрану иммунитета доверителя путем: введения запретов на несанкционированное получение, разглашение или иное неправомерное использование любой информации, находящейся у адвоката в связи с его профессиональной деятельностью; закрепления права адвоката на тайну и обязанностей по ее сохранению; установления ответственности адвоката и третьих лиц за нарушение адвокатской тайны.

К предмету (содержанию) адвокатской тайны относятся:

  • факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;
  • все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;
  • сведения, полученные адвокатом от доверителей, и документы, если они входят в производство по делу;
  • информация о доверителе, ставшая известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;
  • содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;
  • адвокатское производство по делу;
  • условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;
  • любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, провозглашенной в Определении от 6 марта 2008 г. № 449-О-П, обязанность хранить адвокатскую тайну в равной степени распространяется и на адвокатские образования, включая коллегии адвокатов.

Исходя из правовой позиции, сформулированной в Определении КС РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О, применительно к нормам уголовного законодательства, касающимся адвокатской тайны, положения п. 1 ст. 93 и п. 2 ст. 126 НК РФ не могут рассматриваться как возлагающие на адвокатов и адвокатские образования обязанность предоставлять налоговому органу любые документы, содержащие сведения о доверителях и, соответственно, предусматривающие ответственность за неисполнение такой обязанности, как налоговое правонарушение.

Конституционный Суд РФ разъяснил, что налоговый орган вправе требовать от адвокатских образований сведения, которые необходимы для оценки налоговых последствий сделок, заключаемых с доверителями.

Что касается сведений, которые связаны с содержанием оказываемой адвокатом юридической помощи и могут быть использованы против его доверителя, то, исходя из конституционно значимых принципов адвокатской деятельности, налоговые органы не вправе требовать их представления. Именно поэтому НК РФ устанавливает, что при осуществлении налогового контроля не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике, полученной в нарушение принципа сохранности информации, составляющей профессиональную тайну иных лиц, в частности адвокатскую тайну, аудиторскую тайну (п. 4 ст. 82 НК РФ).

Согласно ст. 33 НК РФ должностные лица налоговых органов должны действовать в строгом соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами, реализовывать в пределах своей компетенции права и обязанности налоговых органов. Должностные лица налогового органа, проводящие проверку, вправе на основании п. 1 ст. 93 НК РФ истребовать документы и сведения у проверяемого налогоплательщика, а на основании ст. 93.1 НК РФ – у контрагентов и иных лиц. При этом в обоих случаях запрашиваемые документы и сведения должны относиться к проверяемому налогоплательщику и к предмету его налоговой проверки.

В ситуации, когда адвокат участвует в протоколе допроса свидетеля в рамках мероприятий налогового контроля (выездная налоговая проверка или камеральная налоговая проверка налоговых деклараций по НДС), эти действия явно выходят за временные рамки проверяемого налогового периода (поскольку все контрольные налоговые мероприятия всегда ретроспективны). Следовательно, запрашиваемые документы и сведения об этих (текущих) адвокатских услугах явно не относятся к проверяемому периоду и деятельности проверяемого лица.

Таким образом, подобные требования налоговых органов не соответствуют ст. 93 и п. 1 ст. 93.1 НК РФ, противоречат ст. 4, 6, 8 Закона о б адвокатуре, п. 5 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката, правовым позициям КС РФ и не подлежат исполнению согласно подп. 10 и 11 п. 1 ст. 21 НК РФ.

Адвокатский запрос и налоговая тайна

В ходе защиты прав налогоплательщиков зачастую возникает ситуация, когда налоговый орган обвиняет налогоплательщика в непроявлении им должной осмотрительности. При этом основные замечания касаются не самого налогоплательщика, а его контрагента. Например:

  • руководитель и учредитель контрагента – подставное лицо3;
  • контрагент уплачивает налоги в минимальном (меньше законного) размере4;
  • контрагент не сдает налоговую отчетность и не отвечает на запросы налоговых органов,
  • обладает признаками фирмы-«однодневки»5.

Поскольку у налогоплательщика отсутствует законная возможность проверить эту информацию, ему в этом может помочь адвокат.

Подпунктом 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре закреплено, что адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от государственных учреждений, органов и организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката.

В соответствии с п. 1 ст. 9 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и предпринимателей» заявление, представляемое в регистрирующий орган, удостоверяется подписью уполномоченного лица, подлинность которого должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. При этом заявитель указывает свои паспортные данные.

Согласно ст. 80 НК РФ налоговые декларации должны подписываться полномочным должностным лицом налогоплательщика.

На основании приведенных норм права адвокат вправе запросить у налогового органа по месту учета контрагента налогоплательщика (организации) следующую информацию:

1. Какое лицо (ФИО) согласно материалам регистрационного дела и налоговым декларациям организации являлось ее генеральным директором в период ее нахождения на налоговом учете в Вашем налоговом органе?

2. Имела ли организация налоговые недоимки (зарегистрированные факты неуплаты или неполной уплаты налогов) в период ее нахождения на налоговом учете в Вашем налоговом органе?

3. Привлекалась ли организация к налоговой ответственности в период ее нахождения на налоговом учете в Вашем налоговом органе?

4. Обладает ли организация признаками фирмы-«однодневки» и в каких открытых источниках информации эти признаки можно было обнаружить в периоде заключения с ней договора налогоплательщиком6?

Иногда налоговые органы уклоняются от ответов на такие запросы, мотивируя это тем, что запрошенная информация является налоговой тайной и не подлежит раскрытию третьим лицам (подп. 8 п. 1 ст. 32, ст. 102 НК РФ).

Между тем согласно п. 1 ст. 102 НК РФ сведения о руководителе налогоплательщика, налоговых правонарушениях налогоплательщика, сведения о суммах недоимки и задолженностей по пеням и штрафам налоговой тайны не составляют (см.: Федеральный закон от 1 мая 2016 г. № 134-ФЗ).

Тот факт, что объем налоговой тайны налогоплательщика сократился и сведения, перечисленные в п. 1 ст. 102 НК РФ, должны быть представлены налоговым органом по запросам адвокатов, представляющих интересы третьих лиц (не налогоплательщика), признает и Конституционный Суд РФ7.

В адвокатском запросе нелишним будут ссылки на положения законодательства, предусматривающие ответственность за его неисполнение.

В соответствии с п. 2 ст. 6.1 Закона об адвокатуре органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса.

Согласно п. 5 ст. 6.1 Закона об адвокатуре неправомерный отказ в предоставлении сведений, предоставление которых предусмотрено федеральными законами, нарушение сроков предоставления сведений влекут ответственность, установленную законодательством РФ.

Федеральным законом от 2 июня 2016 г. № 160-ФЗ «О внесении изменений в cтатьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”» за неправомерный отказ в предоставлении ответа на адвокатский запрос введена административная ответственность для должностных лиц в виде штрафа в размере от 1000 до 3000 руб.


1 Согласно ч. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление одного документа по требованию налогового органа предусмотрен штраф в размере 200 руб.

2 Рекомендации Федеральной палаты адвокатов по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности, утв. решением Совета ФПА РФ от 30 ноября 2009 г. (протокол № 3) (с доп. от 28 сентября 2016 г. (протокол № 7), от 5 октября 2017 г. (протокол № 5).

3 Доказательством выступает протокол допроса лица, являющегося согласно ЕГРЮЛ учредителем и (или) руководителем организации.

4 Такой вывод зачастую субъективен или основан лишь на сопоставлении оборотов по расчетному счету и налоговой отчетности.

5 Доказательство – материалы встречной проверки контрагента.

6 Следует указать дату заключения договора налогоплательщика с организацией.

7 См.: Определение КС РФ от 26 марта 2019 г. № 816-О.

Рассказать:
Другие мнения
Касаткин Алексей
Касаткин Алексей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС»
Чем руководствуются суды
Конституционное право
О мотивах судей, рассматривающих ходатайства о заключении под стражу
18 Ноября 2019
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Бороться с обвинительным уклоном
Конституционное право
Долг адвоката – делать все для соблюдения прав подзащитного
18 Ноября 2019
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» 
Препятствие для защиты
Конституционное право
Решение о помещении обвиняемого в СИЗО формирует обвинительный приговор
18 Ноября 2019
Гришин Артем
Гришин Артем
Адвокат, заместитель управляющего партнера ALLIANCE LEGAL CG
Формальный подход судей
Конституционное право
Суды одобряют заключение под стражу без проверки обоснованности подозрения
18 Ноября 2019
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна
Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5, адвокат
Взыскание алиментов: в поисках справедливости
Семейное право
Почему помимо предложенного минимального размера выплат необходим максимальный
18 Ноября 2019
Поляков Виктор
Поляков Виктор
Адвокат АП Ставропольского края
Почему обязанность суда направлять копии апелляционных жалоб участникам дела – излишняя
Гражданское право и процесс
Комментарий к действующим с 1 октября поправкам в ГПК
08 Ноября 2019